Сайт Борзые Караси (логотип)

 

 

Пещера Алтайских Спелеологов.

      Про новую пещеру на Алтае , Метлево, ноябрь '2004. Схема Пещеры Алтайских Спелеологов (ПАС)

Изначально поездка планировалась с целью раскопок пещеры Зимняя (возле Геофизической), нахождения и осмотра пещеры Алтайских спелеологов и фото выхода в пещеру Геофизическая.

 Участники:

Величко Сергей., Поздяев Дима. (Новокузнецк);

Драчкова Ира. (Новосибирск)

Ткаченко Сергей, Шубин Паша. (Бийск)

 

 Утром сели в Кузне на автобус, в обед приехали в Бийск, там уже ждала заказанная Серегой машина, но пришлось подождать Иру: автобус из Новосиба подошел позже.

 Серега загрузил нам свой и Пашин рюкзаки, сами они должны были приехать в пятницу (до Черемшанки - на своей машине, дальше - пешком). Пока ехали до Алайского - почти стемнело, это наводило на грустные мысли: по дороге через Пролетарку никто из нас (включая шофера) не ездил. В Пролетарке спросили дорогу на "болота", нам сказали: "второй лог направо" и мы поехали. Ночью ездить по незнакомым дорогам - то еще удовольствие, на наше счастье была полная луна, и когда мы выехали на перевал, стало ясно, что перевал - не тот, который нам нужен. Пришлось достать GPS-ку, где у меня были забиты координаты входа в Алтайку, выяснилось, что до нее еще 7км. Стали спускаться с перевала, выбирая по возможности правые своротки. Алтайка неуклонно приближалась, да тут еще нам встретился известный по описаниям диггеров дядя Петя из Сарасы на 66-м, груженом дровами, и объяснил подробно, как нам ехать. До Алтайки оставался всего 1км, и мы уже почти поднялись на перевал, но дальше машина ехать не пожелала и застряла. Вытолкали ее, попробовали еще, но - бесполезно, стали выгружать вещи. Их у нас было на две добрых ходки, да еще рюкзаки бийчан, правда - легкие...

 Сделали первую ходку до Алтайки, вернулись за второй частью груза, с ней дошли до Алтайки и дальше - до большой воронки, вернулись обратно за первой частью, и с ней уже дошли до места базы возле пещеры Зимней (400м не доходя Геофизической), за остальным грузом решили сходить утром. Здорово помогала музыка, отвлекавшая от тяжелого груза и неудобной дороги. Всю дорогу вспоминали недобрым словом коней, которые истоптали все плато, сделав ходьбу совершенно невозможной. Поставили палатку с печкой, заготовили дров бензопилой, сварили жор, и около 2 часов легли спать.

 Утром встали поздно, позавтракали, пошли за остальными вещами. Оказалось, что мимо них уже несколько раз ездил трактор, таскавший лиственничные хлысты, пообщались с трактористом. Он поведал, что рюкзаки спелеологов, лежащие у пещеры неделю и больше, для них - зрелище привычное (в Алтайку народ часто ходит с подземкой).  Утащили вещи на базу, попили чайку и решили сходить поискать вход в пещеру Алтайских спелеологов, привязку которой дал Иванченко В. из Новосибирска, выходило, что до нее - около километра.

 Сразу нашли овраг, а в конце него и - вход в пещеру: на первый взгляд - непроходимый без расширения инструментом, рядом - большая продушина над завалом камней. Ниже оврага по логу - цепь из трех воронок, постепенно уменьшающихся в размерах. Решили идти обедать, а потом вернуться сюда с инструментом. Так и сделали, но расширить вход кувалдой толком не удалось, к тому же, оказалось, что он и так вполне проходим, хотя и неудобен и затек льдом, через пару метров шкливы - небольшая камерка, в конце которой - узость, через нее камни иногда пробрасываются в колодец, метров 8-10 глубиной. Кувалдой расширить узость не представлялось возможным, поэтому завтра решили тащить сюда генератор и технологию и работать этот объект...

На спуске Перестежка

 Вернулись в лагерь, поужинали, как только закончили - подошли Серега с Пашей, рассказали, что видели на маральнике бригадира Сергея, он обещал в воскресенье приехать показывать нам неизвестную пещеру (я с ним созванивался предварительно и просил об этом).

 Утром определились с планами: мы работаем на пещере, Серега с Пашей идут на поиск. По карте заложили им кольцевой маршрут через верховья лога Узкого до дальней части Метлевского плато, и по нему - обратно. Они вышли несколько раньше, путь их лежал также через пещеру Алтайских спелеологов, поэтому мы не удивились, подойдя со всем барахлом ко входу, увидев, что они - внутри. Они вылезли и поведали, что узость прошли, хотя и - с трудом, что там колодец, без веревки не проходится, и за узостью люди были, доказательством чего служат полусгнившие верхонки, вероятно - самих Алтайских спелеологов. Этот факт, конечно, слегка поубавил нам оптимизма, но не сбил рабочего настроя, и мы спокойно взялись бурить и расширять узость, что и удалось сделать за 2 цикла и 10 минут работы кувалдой. За узостью оказалась полка, ниже - меандр около 2-х метров, выходящий на край колодца. Зачистили подход к колодцу от накрошенных камней, закрутили пару анкеров, сделали навеску, оказалось - 8 метров. Стены колодца чистые и промытые водой, вероятно - в паводок. Спустились, под колодцем - завал, в углу - выход в меандр, который сразу резко поворачивает, за поворот мне заглянуть не удалось, бросаемые камни в колодец не вылетали, но давали хорошее эхо, явно - от расширения. Ире удалось пролезть за поворот, но дальше было - непроходимо (меандр шириной 20см, с резкими поворотами на 180 градусов), зато удалось пару раз прокинуть камень в колодец, по звуку - около 15м. Она ушла наверх, на генератор, а мы остались делать проходку по меандру. Дело двигалось не быстро, потом подошел Серега, вернувшийся с поиска, помог нам, и, часов в 12 ночи мы все же пробились в колодец, закрутили анкер и Диман спустился вниз (13-14м), полазив немного, объявил, что там - еще один меандр, требующий проходки, за ним камни пробрасываются в какой-то глубокий колодец с сильным эхом. Вышли уже около часу ночи, спать легли, соответственно - поздно.

 Ночью спалось плохо, мерещились глубокие колодцы и не пройденные пещеры. Диман должен был сидеть в лагере и караулить Сергея с маральника, чтобы ехать с ним смотреть новую пещеру, а мы отправились на проходку меандра. Ира осталась на генераторе, мы провесили еще одну переноску, закрутили еще анкер на втором колодце, спустили инструмент и технологию под второй колодец, сразу включили музыку, чтобы создать рабочее настроение. Видно, что в паводок по колодцу хлещет вода - стены хорошо промыты. После первого цикла все просто обалдели от эха, которое затихало несколько секунд (надо сказать, что при проходке во втором колодце тоже было долгое эхо, но, вероятно, причиной его была особая форма свода и сечение самого колодца, в третьем колодце эхо было совсем другое). Серега между делом залез в очко на стене, поднялся по трубе метров на 10-12 и нашел окошко в какой-то большой колодец, покидав в него камни, выяснилось, что вылетают они в том колодце, куда мы пробиваемся. Дружно полезли к нему, смотреть окошко, зрелище порадовало: параллельная второму колодцу труба со следами современного водотока уходит дальше вверх, а в стене имеет место аккуратное окошко 0,7х1м, за которым идет щелевидный колодец, до противоположной стены - несколько метров, вправо, влево, вверх и вниз - краев не видно. На стенах - старая натечка.

 Серега продолжил лазание по стенам и окошкам, мы же продолжили проходку меандра. Стало ясно, что надежды бийчан попасть в этот раз в новый колодец - не оправдаются: им уже надо было выдвигаться в сторону дома, а работы по проходке еще предстояло немало. Последние их надежды угасли, когда очередным циклом развалило и завесило всю дальнюю стену на выходе в колодец, работ предстояло еще на 2-3 часа. Полезли наверх, обедать (было уже 20 часов), после чего они уходили домой. Наверху у костра были Ира и Диман, оказалось, что он напрасно прождал целый день Серегу, никто не приехал... Настроения лезть в пещеру у него не было, я - тоже подустал, решили завтра доделывать на свежую голову... Вернулись в лагерь, спать легли рано...

 Утром встали, хорошо отдохнувшие, стали думать, как нам решать проблему дефицита веревки: навеску брали только на Геофизическую, дополнительно веревки не взяли, чтобы "не спугнуть" пещеру. Связали все сопли и куски, на первом колодце (8м) навеска получилась из трех кусков, зато для третьего колодца выходило 35-40м, правда, тоже - из трех кусков. Спустились в пещеру, за два цикла и полчаса работы кувалдой обрушили остатки стены, получился вполне приличный вход в колодец. Невозможно описать, с каким грохотом рушились те сотни килограммов камней в колодец, какое эхо было: то казалось, что камни падают в воду, то - в огромный грот...

 Забурили пару анкеров, сделали навеску, Диман начал спускаться. Метров через 20 выяснилось, что напрямую спускаться нельзя - сильное трение, надо бить еще анкера. Спустил ему перфоратор на переноске, пришлось ему поболтаться и подождать, пока появится электричество (сказалось несовершенство нашей сигнальной системы: перед выездом он сделал пищалку, которая втыкается наверху в розетку, и пищит, когда мы подаем на нее напряжение от запального аккумулятора, когда сигнал получен, ее выключают, заводят генератор, слушают по нагрузке, когда отбурен шпур или анкер, выключают, снова подсоединяют пищалку; в целом система работает нормально, но иногда случаются проколы). Забурил анкер, сделал карем, ушел еще метров на 15, кричит, что веревки не хватает и дна не видно, поднялся наверх. Решили перекусить и применить свой последний козырь: Ира села на втором колодце с шнурком-расходкой, а веревку с колодца отвязала и сбросила нам, чтобы мы надвязали ей веревку на третьем колодце. Долго препирались, кому же лезть в колодец, в конце концов победил опыт, а молодость проиграла: Диман снова полез первым. Забил еще один анкер, надвязал веревку и вскоре достиг дна колодца, за ним спустился и я. Оказалось, что в прошлый раз он был метрах в 10 над дном, просто свет был слабоват, и он его не увидел. Колодец - довольно сложной формы, с двумя перегибами, по пути принимает несколько (по крайней мере - две) труб, стены местами хорошо промыты, похоже, в паводок увести навеску от воды невозможно. Самое интересное, что ни огромного грота, ни озера с водой под колодцем не было, хотя сечение колодца внизу было довольно приличное, где-то 8х12м. В одном углу грота под колодцем - яма в завале, который мы навалили сверху, одна плита очень нехорошо держит весь завал, но под нее уходит ход. Диман залез туда, ушел довольно далеко, причем я его слышал через окошки в другом краю грота, вылез и рассказал, что дошел до очередного уступа, который не пройти без веревки, но проход в завале - опасный, лучше мне не лазить. Я, конечно, же - полез, чтобы посмотреть самому: очень нехорошая глыба, потом - еще одна, затем крутонаклонная щель, по которой в паводок идет вода, вся в промытых "ножах", отваливающихся, когда за них берешься или наступаешь, небольшой вертикальный участок, выходишь в кусок высокого меандра и подходишь к уступу. Галогенка уже светила тускло, толком просветить вперед и вниз не удалось, видно, что уступ около 10-12м, вперед уходит не то галерея, не то - грот: горизонтальный потолок, ширина 6-8м, старая натечка под потолком. Выглядит заманчиво, похоже, что пещера, начиная с третьего колодца, идет "толсто".

 Поднялись по колодцу, подняли веревку для второго уступа, Ира ее навесила и спустилась, сходила к верху большого колодца, покидала камни и полюбовалась зрелищем зияющей бездны. Стали подниматься наверх, снимая веревки и вынося инструмент. Заначил у входа личное снаряжение и навесочное железо, с твердым намерением вернуться сюда через 10 дней, на 12-е декабря.

 Оставался один день для раскопок в пещере Зимней - нашей первоначальной цели. Встали поздно, долго настраивались на работу, поставили у входа генератор, завели, затащили технологию, провесили переноску, но за смену так и не пробурили ни одного шпура, не понадобилось. Не понадобилось также затаскивать дерево для крепи: удалось сделать проход вдоль стены, практически - в стене. Вышли в камеру под завалом в полу грота, после некоторых раскопок стала видна следующая камерка, из нее просматривалась еще одна, но работы надо здесь ставить методичные и основательные: пропитанная водой сыпуха ползет, без крепления копать ее невозможно. Если бы мы начали здесь работу с самого начала, то, скорее всего - прокопались бы куда-то, а так - морально тяжело возиться в полужидкой чаче, когда рядом пещера валит не пройденными колодцами. Хотя, объект - весьма перспективный: хорошо "дышит" и т.д.

 В день отъезда собрали лагерь, барахло, отнесли заначки (инструмент и пр.) к пещере АС (Алтайских спелеологов), пообедали и пошли к месту встречи с машиной, груза получилось - как раз на одну хорошую ходку. Обратно идти было гораздо проще: трактор, таскавший бревна, хорошо накатал дорогу, никакие кони не могли ее испортить... Уже почти стемнело, когда мы прошли перевал и подходили к машине, но все же мы издалека увидели неприятную картину: машина одной стороной почти по кабину утонула в болоте. Оказалось, шофер уже часа два, как сидит в грязи, и все попытки вытащить машину - безрезультатны. Попробовали приподнять и толкнуть ее вагами, не получилось. Мы с Ирой побежали на избушку к Петру Александровичу, звать на помощь 66-й, а Диман достал бензопилу и остался помогать шоферу. Дошли до избушки, но дядя Петя помочь нам не смог: машина стояла уже груженая доверху сырыми березовыми чурками, к перевалу он бы просто не смог подняться. Обратно вернулись напрямую, гораздо ближе, чем по дороге, навстречу нам, как по щучьему веленью выехала машина - выбрались. Сели, поехали, по пути запоминая дорогу GPS-кой. На полпути догнали 66-й, стали пытать хозяина, где же находятся те воронки, о которых он упоминал. Он показал примерно место, точнее - лога, где должны быть эти воронки. Попутно договорились предварительно насчет заброски 10-го декабря, взяли адреса и телефоны. После Сарасы начался буран, машина барахлила, поэтому ехали долго и в Бийске были только в 11 часов.

 Не прошло и двух недель с предыдущей поездки, как мы снова собрались на Алтай, продолжать работу в пещере Алтайских спелеологов. Пещера снилась по ночам, не пройденные колодцы манили, снаряжение было оставлено в пещере в расчете на следующую поездку...  Так как времени (3 дня выходных) и участников (Величко С, Харин В. - Новокузнецк, Ткаченко С. - Бийск) было мало, спланировали быстрый экстремальный выезд налегке, без поверхностной базы и технологии, ориентированный лишь на прохождение пещеры и топосъемку.

 Выехали из Кузни в 6 утра на Валериной 99-й, всю неделю перед этим шли снега, было неясно, сможем ли мы проехать даже по трассе, не говоря уже о том, доедем ли до места...  Надежда на заброску через Пролетарку на дяди Петином 66-м почти угасла, т.к. из телефонных переговоров было ясно, что машина у него еще сломана, поэтому планировали запасной вариант - заброску через маральник на Черемшанке на лыжах (12 км по карте). Предварительные переговоры с бригадиром мараловодов Сергеем в надежде на какую-то помощь в заброске практически не дали результата, за исключением того, что нам любезно разрешили оставить машину возле ограды маральника. Видимо все же наше победное шествие через маральник в октябре и тот теплый прием с пожеланиями приезжать в любое время, что был оказан, было следствием присутствия в нашей группе и сопровождения нас большими людьми из Комитета по культуре и делам молодежи...

 До Бийска доехали за 4,5 часа, с полчаса кружили по городу (Бийск буквально по уши засыпан снегом, даже на центральной улице - не чищено!) в поисках Серегиного дома, потом с полчаса вызванивали его на работе, потом почти час вылавливали его на работе непосредственно, потом еще заезжали в магазин за продуктами и ждали, пока он соберется, где-то в 2 часа выехали из Бийска по дороге на Алтайское.

 Постепенно продвигаясь к горам, обнаружили, что снега становится все меньше, это - обнадеживало. Доехали до Сарасы, нашли Петра Александровича, узнали, что машина так и не завелась, поехали дальше, заручившись на будущее поддержкой в заброске на плато. Дорога до Черемшанки - практически чистая, доехали без проблем, но за 500м до маральника, переезжая мостик, на резком повороте съехали в канаву и повисли на "брюхе", провозились часа полтора: подмостили березовыми чурками, приподняли вагой, потом выдернули "Уазиком", тут как раз и трактор с маральника подоспел на помощь. К маральнику подъехали, когда уже начинало смеркаться, поставили машину, собрались и уже почти в темноте встали на лыжи. Дорога в обход маральника - очень нудная, то в гору, то - под гору, протяженность маральника - не меньше 5км, особенно угнетает, что весь этот путь можно проехать на машине...

 Темно было - хоть газ коли, дорога то заметена, то - тракторная колея на которой лыжи так и норовят съехаться вместе, раз я чуть не ушел по колее куда-то в сторону Камлака, потом Серега чуть не увел нас в Устюбу, выручила GPS-ка, указавшая верный путь. Вылезли на плато Алтайки, все заметено, снега - без лыж не пройти (а Серега еще не хотел их брать!), пошли по известным одному Сереге ориентирам в сторону перевала на Метлево, перевалили, Серега ушел в Зимнюю, добывать свою заначку карбида, спрятанную мной (так и не нашел), мы с Валерой пошли напрямую к пещере, и подошли к ней около 11 часов вечера.

 Запалили костер, сварили жор, достали заначки из пещеры, собрались и начали загружаться в дыру, груза получилось - 7 трансов, включая инструмент. На втором колодце забили для удобства дополнительный спит, спустившись в колодец, выяснили, что базу здесь ставить негде, да и воды нет, решили спускаться под 40-овку, ставить базу там. Под сороковкой места было побольше, вода слегка капала. Разровняли площадку под 3 спальника, вскипятили чай из полутора кружек воды, которая к тому времени набралась, легли спать. Проснулись неизвестно во сколько (часы забыли наверху), воды набралось - почти полный котелок, скудно позавтракали, решили сбегать на поверхность за снегом и часами.

 Надежды сделать безопасный обход завала под колодцем довольно быстро иссякли, крепить имеющийся проход было нечем, поэтому решили осторожно ходить так, как есть. Валера с Серегой ушли на поверхность, я начал обрабатывать уступ под завалом, где мы с Мегом спускались скальным: забил спит, повесил 10м веревки, сбил кувалдой казавшиеся ненадежными выступы-рога и отслоенные камни. Надо сказать, что в нижней части колодца 40м пещера изменила свою морфологию, войдя в другой блок известняков: если, начиная с поверхности известняки были массивные, пологопадающие, в них проработаны узкие извилистые меандры и вертикальные колодцы-уступы, то нижние 8-10м сороковки и далее заложены в тонкослоистых крутопадающих известняках, в которых образованы широкие ходы и наклонные (по напластованию) колодцы с разрушенными стенами (спиты бить практически некуда!) и с завалами в нижней части. Подойдя к колодцу, на котором остановились в прошлый раз, посетовал на отсутствие перфоратора (где же это видано - вручную колотить спиты!): в такой разрухе анкера были бы гораздо надежнее.

 Забил наверху колодца пару спитов, тут подошел народ сверху, продолжили прохождение. Спустился метров 10 до небольшой наклонной полки, места для спита не нашел, повесил петлю на выступ, еще через 6-7м спустился на большую полку с завалом на краю следующего уступчика 5-6м. Пока я бил спит на последнем уступе, спустился Валера, полез смотреть правый приток, поднялся по старому натечному меандру на несколько десятков метров, дошел до узости, за которой меандр продолжается, нужна технология. Спустившись на дно колодца, обнаружил круто уходящую вниз галерею, с глыбовым завалом на полу, поворот налево создавал впечатление тупика, но за поворотом открылось продолжение галереи, расширение с гулким эхом и край очередного уступа около 6м глубиной, слева приходит приток, в настоящее время - не действующий. Подошел народ, пока били спиты - поспел перекус, Валера не стал его дожидаться и усквозил в колодец, убежал вперед на полчаса, вернувшись, сообщил, что после этого уступа и уступчика 2,5м дальше идет меандр, по низу - непроходимый, но есть старые уровни, перемещаясь по которым, можно двигаться вперед и спуститься в конце концов вниз, на дно действующего меандра. Пошли вниз теперь уже все вместе: я пошел по самому низу с кувалдой, в надежде сделать меандр проходимым, Серега с Валерой стали пуляться по верхним ярусам, пытаясь найти спуск в дальнюю часть меандра. Я вскоре понял безрезультатность своих попыток, а Серега спустился-таки вниз, где уже было проходимо, Валера его догнал, и они вдвоем пошли дальше, через некоторое время вернулись, сообщив, что остановились перед очередным уступом, попытки спуститься в который скальным не увенчались успехом. Назавтра решили идти сюда продолжать работу.

 За ночь набралось почти два котелка воды (видимо, на поверхности потеплело и капеж усилился), поэтому в комбинации со снегом с поверхности жизнь здесь в ПБЛ-е уже не представлялась невозможной, разве что тот момент, что лагерь находится прямо под колодцем, и любой камень, упавший сверху, непременно прилетит сюда. Собрались, взяв, кроме навесочного снаряжения - топонабор, решив делать съемку обратным ходом от того места, до которого дойдем. По глиняному узкому меандру даже один транс передать - проблема, но вниз, еще - более менее, дошли до уступа, перед которым народ вчера остановился, забили спит, спустились метров 6, потом - полка, потом - еще метра 4, потом - средних размеров грот с глиняными отложениями, причем глина какая-то необычная, белесого цвета, грот, видимо, полностью был заполнен наносами, о чем свидетельствуют перемычки из глины под потолком. Пройдя по гроту, вышли к уступу метров пять, обошли его под потолком уходящего вперед меандра и спустились распором. Надо сказать, что в участках пещеры, заложенных в слоистых известняках любое скальное лазание может быть опасным: выступы стен, "рога" очень легко отслаиваются и обламываются... Верхние уровни меандра оказались замыты глиной, а по низу Сереге удалось протиснуться метров 10-12 и выйти к очередным уступам, общей глубиной около 15м, спустившись по которым скальным он оказался в обвальном гроте, оканчивающемся завалом. Удалось протиснуться за ним и нам с Валерой, хотя резкий поворот в меандре оказался очень неудобным для прохождения, вместе стали осматривать завал. Оказалось, что завал не очень большой, хотя и неудобный для работы, а под ним видно продолжение: не то колодчик метров 5-6, не то - высокий меандр. Потолок и стены последнего грота разрушены и отслоены, над завалом - неплохой капеж.

 Над завалом - явные уровни подтопления, но еще интересней, что такие уровни отмечались и гораздо выше по меандру и гроту, не исключено, что в паводок пещера подтапливается на несколько десятков метров, это, конечно, наводит на грустные мысли о перспективах ее продолжения. Вообще, по сравнению с прошлым выездом, когда мы остановились перед просторным колодцем, энтузиазма несколько поубавилось, хотя пещера пока не кончилась: завал надо работать, проверять все окошки в колодцах, притоки, верхние ярусы меандров, делать топосъемку...

 Пожалели, что не одели под комбезы КЗМ-ы: вымокли напрочь, мысль о том, что надо еще делать топосъемку повергала в ужас, поэтому мы эту мысль прогнали прочь и стали выходить без топосъемки. Прохождение глиняного меандра вверх оказалось еще более увлекательным занятием, чем - вниз и отняло немало сил. Вышли на базу, по пути снимая навески. Веревки от комбезов, верхонок и сапог изрядно обглинились, зажимы, даже фирменные отказывались закрываться и проскальзывали.

 Пришлось устроить перед сном помывку зажимов и некоторых фрагментов сбруи в котелке зубной щеткой, натопив для этого воды из снега на примусе.

 Утром встали в 8 часов, позавтракали, собрали базу, часть барахла я оставил на базе, всего к подъему получилось 4 транса, выносили на себе, Валера - 2 легких, мы с Серегой - по одному. Стартовали в 11 часов. Зажимы отказывались идти по вымазанной глиной веревке, да еще на сороковке мне не удалось раскрутить карабин на кареме руками, пришлось оставить веревку висеть, выбрав и собрав в в бухту на кареме (все равно через две недели сюда возвращаться!) Вышли по уступам, снимая навески, на входе немного порезвились с вытаскиванием трансов через входную ледяную узость, пожалев, что поленились ее расширить, все участники и груз были на поверхности около 13 часов. Сварили обед, собрались, перепаковались и в 15.20 стартовали в сторону маральника. Пока обедали, небо было ясное, солнце, но потом наполз густой туман, который то пропадал, то снова наползал. Нашу лыжню совсем замело и завалило снегом, пришлось тропить заново. По пути зашли посмотреть воронку, где собираемся летом копать, по крайней мере одна продушина, над щелью в монолите - есть, это - обнадеживает. Мимо проскакал местный аксакал на коне, с традиционным вопросом:"Коней не видели?", мы сказали, где видали его коней. На плато Алтайки из-за тумана чуть было не свалились в другой лог, только врожденное чувство хоуминга Сереги удержало нас от этого. В логу лыжня сохранилась, поэтому дело пошло быстрее. Дошли до маральника уже в темноте, за 3,5-4 часа, изрядно вымотанные. До Бийска доехали без приключений, часа за 2.

 Выкладываю продолжение с разрешения автора про то же место и те же пещеры. Описание похода в пещеру ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ и ПАС (Пещера Алтайских Спелеологов)  - Отчет об августовском походе (написан Димой Шварцем):

 Планы намечались грандиозные: топосъёмка двух свежих пещер, восхождения в них, откачка и/или проныривание сифона в пещере Технологической, экскурсия в Геофизическую, поиск новых анонсированных воронок и старых разрекламированных источников и так далее и тем более. Народ проявлял неслыханную активность, казалось, чуть ли не все сибирские города жаждали новых глубин. Ну конечно, реальность поделила всё это на коэффициент, близкий к ?, но и приукрасила всевозможными приключениями. Печальнее всего, что никто из участников до сих пор неживописал все эти приключения, посему, приступим немедля.

 ?Quien vive?*

02.08 из Новосибирска стартовали Ольга Бурдакова, Илья Землянский, Денис Кротов, Лёша Розанов и Дима Шварц. Немного позже из Бийска выехали Лёха Петухов и Паша Шубин на УАЗе. В Алтайском новосибирская группа подобрала Диму Зиннера (Барнаул) и Олега Пацкана (Горно-Алтайск). По прибытии в Сарасу, мы застали дядю Петю, прокачивающим тормоза. Везти нас он не мог из-за повреждённой руки, но обещал посадить за руль сына, но только к вечеру. Обсуждение довериться ли, по обыкновению, дяде Пете или заехать на своём транспорте было долгим, продолжалось во время обеда и закончилось на сытый желудок безоговорочной победой УАЗика. Решающим аргуметном была возможность ездить по плато, а не ходить пешком.

Погоня.

Ехать решено было через Черемшанку, но далее через перевал на Светлую (собственно дороги вдоль р.Черемшанка нынче просто не существует). Повернув в Кыркыле со старого чуйского тракта к Черемшанке, ДимаШ с интересом наблюдал в зеркало заднего вида, как УАЗик усвистел куда-то к Черге, поднимая пылевую завесу, а Денис бросился его догонять. Через продолжительное время обе машины вернулись к развилке. УАЗ опять победил: Денис вылез менять пробитое колесо. ДимаШ злопыхал недолго: его машина, оказывается, тоже стояла на спущенном колесе. Преодолев трудности, вся команда добралась до Черемшанки.

Ванна.

Хозяева маральника спокойно отнеслись к просьбе поставить на территорию две машины на неделю, но с интересом смотрели как УАЗ с грузом и невестившаяся часть людей двинулись почти в противоположные стороны. До лагеря у Технологической УАЗик добрался чуть раньше пешеходов. На дне оврага оставленная месяц назад ванна была смята и замыта глиной. Немало времени было потрачено на её восстановление и отмытие в условиях отсутствия воды. О бессмысленности этой работы никто ещё не догадывался. Дело доклонилось к вечеру, и стало ясно, что "выход под землю в тот же день" накрывается не то тазом, не то медной ванной.

Эквилибристы.

03.08. Сборы, конечно затянулись, но закончились. Штурмовая двойка Дима З - Олег уходили в Технологическую подныривать в сифон и штурмовать стенку над ползуном; Ольга оставалась в лагере; все остальные √ в ПАС( пещеру алтайских спелеологов). Сказать, что дороги на плато зарастают быстро √ ничего не сказать. УАЗ поднимался на перевальчик в условиях нулевой видимости: трава скрывала его с крышей. Лёха напряжённо всматривался в пестреющую зелень, чтоб вовремя тормознуть перед очередным пнём. Внезапно радиатор воткнулся в куст, усыпанный пламенеющими гроздьями смородины, проехать мимо невозможно. Едем дальше. Чей-то судорожный вопль: "Тормози!", и УАЗик тормозит, повиснув одним колесом в воздухе. Прямо по курсу глубокий овражек с крутыми стенками, съедь мы в него и УАЗик стоял бы торчком. Попытки сдать назад безуспешны. Лёха высматривает окружающую действительность, стоя на педали тормоза. После непродолжительных метаний, все громоздятся на задний бампер и скачут на нём, а водила ловит мгновения максимального сцепления с землёй и... выезжает назад. Фу-у-уф...

Аквалангисты (это не игра).

Штурмовая двойка Денис - Лёша уходят делать навеску до меандров и восходить в Рождественской галерее. Топогруппа Дима, Лёха, Паша и Илья идут следом тянуть топосъёмку "до куда получится". Назначаем контрольный срок 22:00, когда группы должны железно подойти к верху-низу к40, чтоб перекрикнуться. На грязное сырое дно пещеры идти никто не планирует, поэтому гидры все оставлены в лагере. К 19:30 отснято всё до меандрика к к40 (с пусканием камнепадов в боковой трубе у и как раз снимается последняя точка в боковом ходе, ведущем к окну в к60, а также к маленькому приточному меандру. Внезапно появляется звук и, чуть погодя, как из открытого крана, из притока выливается ручей. Поиск мест посуше приводит к быстрому бегству из орошаемого по

всему объему хода в меандр над к40: тут вода идёт под камнями. В основном русле воды много, до десятка литров в секунду. Но что самое неприятное √ навеска сделана зимой, в полной сухости. Сейчас струя выливается из меандра и идёт строго по навеске, ударяясь в стену и фонтанируя точно в местах перестёжек. От нас до выхода два маленьких хорошо обводнённых колодца: выйти можно, но уже боязно. А уж на к40... Решаем √ ждать. Тем временем штурмовая двойка тыкается в стенку в верху Рождественского меандра. Слева глинисто и грязно, справа чисто, но трухляво, посередине перегородка. Правило левой руки не срабатывает, решили лезть в труху. Уже за первым же спитом бить просто не во что. В этот момент из совершенно неожиданной щели высовывается язык воды и тянет за собой приличный ручей вниз по меандру. Время подходит к контрольному. Решив, что наверху будут волноваться, штурмовая группа спускается к основному ходу в надежде, что он-то, поди, не обводнён. Увы, в основном ходе воды вдвое больше. Но Денис и Лёша около 22:30 мужественно выходят к базе, преодолевая выход из завала под к40, полностью поливаемый колодезным потоком. Начинается перекрикивание сквозь рёв и грохот:

≈ Эй!

≈ Что?!

≈ Что делаете?

≈ Что?!!

≈ Что-де-ла-е-те?!!

≈ Не понял!

≈ Что?!

≈ Что?

≈ Что де-ла-е-те?!

≈ Ждём! √ Наступает пауза. Изумлённо:

≈ КОГО?

≈ Пока! вода! спадёт!

≈ Вам! тепло?!

≈ Да! А вам?! ≈ пауза... Как-то неуверенно:

≈ Нормально!

И так далее. Время идёт. В течение первых часов поток лишь увеличивается, но уже не намного. Потом нам расскажут, что на поверхности полоскало как во времена Ноя. Никогда бы не поверил, что в эту пещеру может затекать столько воды. Водосбор у неё небольшой, а овражек маленький. Что происходит в такие паводки в Алтайской, Геофизической или Кёк-Таше представить трудно, но лучше узнать как там штурмовая группа, поди, подмокли?

≈ Эй! Вам тепло?

≈ Что?

≈ Что?

≈ Не понял!

≈ ВАМ ТЕПЛО?!!

В ответ невнятный хор двух голосов. На самом деле, отжавшись и распределив имеющиеся продукты и газ на 30 часов ожидания, спустя часика 3-4 Денис решается подлезть до первой перестёжки, чтоб оценить перспективы, и всё ещё надеясь, что вода приходит из бокового ствола.

Увы. Отжиматься приходится заново. Зубы уже стучат и ребятам вовсе не тепло и не нормально, но они не хотят гнать остальных под водопады, справедливо полагая, что именно топосъёмщики могут их обеспечить гидрами, а посему необходимы живыми. Через 8 часов после начала паводка вода спадает раза в три, топогруппа, не напрягаясь, выходит наверх. Ожидание можно было явно сократить часа на два без особого риска.

В лагере предутренний сончас: все слегли после ночной борьбы за уносимый в небеса тент. Оказывается, в Технологической дело до сифона вчера не дошло. На втором колодце ДимаЗ обнаружил, что камень весом в пару тонн, заклиненный между стен, раскачивается от простого нажатия ногой. Это открытие отбило всякую охоту спускаться и ребята вышли задолго до дождя. Дима З, как свежий боец (Олег в это же утро ушёл пешком куда-то в сторону Катуни, чтоб добраться домой), срочно был поднят на ноги, вооружён транспортником с гидрами и перекусом и в сопровождении Димы Ш доставлен бессменным УАЗоводом Лёхой ко входу в Пас. Вода ещё спaла, но даже по такой воде подниматься без гидр было бы делом, похожим то ли на героизм, то ли на самоубийство. Денис заявил, что это был первый раз, когда уже сам процесс облачения в гидрокостюм доставил ему удовольствие. Видимо, 10-часовое ожидание сыграло какую-то замысловатую шутку: удовольствие получал только Денис. Во всяком случае, Лёша, выскочив из к40, глотая на бегу воздух побелевшими губами, стремглав бросился к следующим колодцам, промычав Диме Ш, что-то нечленораздельное типа: "ёкорныйбабайбыстрейнавыход".

Как течёт вода.

День 04.08, в итоге, был потрачен на отдых. Лишь к вечеру один Дима подбил другого сбегать в Технологическую глянуть откуда вытекает вода, шурующая по оврагу. В процессе сборов все остальные поочерёдно пробуждались и присоединялись к мероприятию. Получился массовый экскурсионный выход. Выяснилось (по обглиненой траве), что вода в овраге в пике паводка поднималась на метр с лишком и стояла озером, а также, что ручей появляется в пещере совсем скоро, уже на первом колодце, а значит, скорее всего, нет никаких параллельных стволов, вскрытый вход выпал именно в основную ветку.

Обжёгшись на молоке.

 05.08. Как ни странно, без гидры никто больше в пещеры идти не хотел, а гидр было мало. В итоге 5 гидр (после долгих сборов, разумеется) рванули к ПАС. Тучи сгустились, полил дождь. Переждав его, бойцы хмуро оглядели громоздящиеся чёрные тучи и решили обождать ещё. Обошли окрестные воронки и... рванули обратно. Реально, несмотря на регулярные дожди и грозы, ручьи после первого паводка только спадали и постепенно вышли на стационарный умеренный расход. Паник была преждевременной.

Параллельный перенос работ в Технологическую. Хотя воды тут больше, но пещера поменьше, да и "домашняя". Штурмовая двойка Денис - Лёша ушла на второй колодец. Сперва делали траверс по потолочному меандру до непроходимой узости, потом штурмовали стенку снизу, от ползуна. ушёл в Кыркылу Топогруппа Дима З, Дима Ш, Илья потянула топосъёмку от входа. К моменту спуска на дно к23 штурм был в разгаре. Дождались окончания, так как всё равно лезть в ползун в процессе было просто опасно. За стенкой открылась полочка с мощным глиняным наносом и висящими глыбами, а за ней √ новая стеночка. Вышли наверх утром 06.08, и, к радости своей, увидели свежие силы: своим ходом прискакали Серёга Ткаченко (Бийск), Денис Менкушев (Горно-Алтайск) и Света Казакова (Горно-Алтайск). Этим же утром в Черемшанку отчалил Илья, не подозревая, что идти ему своим ходом и идти. До Кыркылы.

Закон Архимеда.

Вновь прибывшие, а с ними и отдохнувшие Лёха и Паша, устремились поближе к центру Земли, попутно дотянув топосъёмку до сифона. Спустившись в к23, ребята обнаружили, что в ползун течет много воды, группа решила заняться гидротехническими работами и практически голыми руками создала дамбу и канал, отводящий воду от ползуна к правой стенке вниз в завал, там где сейчас на топосъемке стоит большой вопрос. Это действие не только облегчило процесс топосъемки ползуна и дальнейшего хода, но и привело к важному открытию: вода уходит куда-то в другой ход, возможно за сифон, а может в параллельный ствол. Хотя это открытие и омрачается тем, что раскапывать завал под к23 весьма опасно, по крайней мере без крепежа, по-видимому там не обойтись. Второй раз в своей долгой жизни сифон увидел человеческих особей. Те вели себя бесцеремонно и хором попрыгали в его объятия с целью определить глубину, длину и скорость, с которой вода вытекает с невидимой стороны. Вода вытеснялась и вытекла в невидимое продолжение пещеры в точности, как прописал дедушка Архимед. На выходе Серёга и Паша поднялись на заштурмованную стенку и Серёга пролез следующую стеночку до непроходимых узостей. Навеску со стенки сняли. Лёха и горноалтайцы вышли чуть раньше со словами: "Это разве пещера? Я всё думал, когда же узкие подходы, наконец, кончатся и начнётся пещера? А это она и есть..."

Как по маслу.

Последний день, 07.08, был посвящён снятию навески в ПАС(а параллельно Дима З, Лёша, ДенисМ и Света пошли прополоскаться в Геофизической). Лёха завёз Дениса, Пашу, Серёгу и Диму Ш к ПАС и уехал в лагерь. На к23, уже на подъёме, Денис закачнулся в боковой восходящий ход, который продолжился крутонаклонной тупиковой трубой метров двадцати. Вышли со съемом навески, Лёха уже ждал у входа. Поехали по натоптанной за эти дни колее и... (да-да, опять "и" с многоточием) сели в ней. Следующий час мог бы послужить наглядным пособием под названием: "Ты неловок, дай-ка я!". В ход пошли ветки, сучья, палки, поленья, заваленная перочинным ножиком берёза, домкрат,

руки, ноги, плечи. В конце концов, сработал известный метод: в лагерь был послан гонец за топорами и новыми мускулами, и когда всё это прибыло к месту сражения, УАЗик уже тропил новые дороги вдоль старых. Как водится, в процессе сборов зарядил дождь. Наконец, барахло упихано, упиханы и самые мускулистые, готовые откапывать машину из любых болот. Оставшиеся удалились к Черемшанке, пролагая путь сквозь заросли хлюпающего разнотравья. Ну вот, наконец, и Черемшанка. О mama mia, а где же УАЗик? К счастью, и он показывается из-за горы, скользя вниз по склону как заправский лыжник на банановой кожуре.

≈ Ну, как доехали?

≈ Три часа страха, и мы на месте!

РИФ