Сайт Борзые Караси (логотип)
 
 

       Как я с парашютом прыгал...

             Моя идея прыгнуть с парашютом уходит своими корнями в глубокое прошлое. Еще в детстве почти все пацаны с нашего двора мечтали быть десантниками, особенно после просмотра знаменитого кинофильма «В зоне особого внимания», и я не был исключением – я мечтал прыгнуть с парашютом в небо, такое притягательное и манящее. Уже потом, заканчивая техникум, я хотел проходить службу в армии в воздушно-десантных войсках, даже подумывал поступить в высшее воздушно-десантное училище в г.Рязани. Несколько раз я ходил в военкомат и просился, чтобы меня записали в группу для прыжков с парашютом (раньше призывников вывозили на парашютную подготовку), но мне не везло – то группу уже набрали и было поздно, то вообще прыжки были отменены. Потом, когда уже прыжки разрешили вновь для призывников, я сломал ногу, но я даже в гипсе пришел в военкомат, чтобы записаться, но меня отправили – «сначала ноги вылечи».

Эх, невезуха… На какой-то период времени я оставил затею с прыжком, но всё же меня мысль эта не оставляла. Потом была вторая попытка прыжков – я уже настроился всем духом. Мой друг Рома прошел медкомиссию (у него уже был на руках военник), я не стал проходить медкомиссию – нужна была справка из военкомата, а к этому времени я уже совсем не горел желанием сходить в армию, у меня была семья и другие жизненные приоритеты, поэтому «светиться» не хотелось. Пришлось, к своему стыду, подделывать справку, аналогичную Роминой, но только на мое имя, благо в фотошопе я малость шарю )). Но нас подстерегал следующий «облом» - прыжки то не проводились из-за дождей, то топлива нет для самолетов, то опять двадцать пять… После нескольких безуспешных звонков в аэроклуб, я опять решил отложить это дело в «долгий ящик».

Но вот наступил долгожданный 2007 год, к тому времени я уже сменил работу, у нас родилась дочка Настенька, получил военник, и я вернулся к «мечте». На форуме нашей энергосистемы группа товарищей решила, что нужно во что бы то ни стало, прыгнуть с парашютом! Тему обсудили и, не теряя времени, я стал проходить медкомиссию, тут мне свезло – сделали выписку из медицинской карточки в листок парашютиста, врачей пришлось не проходить ).. С особой торжественностью я подавал листок в наркодиспансере для отметки, что не «того» и в психбольнице, но пару каверзных вопросов психотерапевт мне все-таки задала, на них я ответил сухо и без юмора (рассказывали, что как-то один веселый паренек начал шутковать с врачом, она ему отметку не поставила), поэтому я не шел на провокации. Ну вот, листок парашютиста заполнен, терапевт из центра здоровья «Энергетик», к которому я прикреплен,  дает свое «добро» и ставит последние штампы, печати, ура – первый этап пройден!

В один из осенних дней группа из 7 человек собралась и приехала на машинах в аэроклуб. Это были мы – все желающие выйти в небо. Кто-то уже не первый раз бывал в небесах, но были и новички, как и я. Инструкторы нас провели в класс, где мы последующие 4 часа изучали, как правильно и безопасно совершать прыжки с парашютом. В классе были учебные подвесные системы, где каждый отрабатывал прыжок и сдавал мини-экзамен по действию в экстремальной ситуации, возможной при прыжке с парашютом.

Все те, кто хотел прыгнуть с парашютом в тот день

Ну вот, все, экзамен пройден, мы допущены до прыжков. А тут, как на зло, начался ветер и «командиры» сказали – ждите, когда уляжется ветер, а пока прыжки отменяются. Пока пережидали атаку ветра в машинах, разговоры разговаривали, даже успели съездить, купить по подорожнику. Мы ждали несколько часов, но ветер не утихал, приговор летчиков и инструкторов был суров : «сегодня прыжков не будет». Опять заветная мечта отдалилась на неопределенный срок, я негодовал, неужели опять облом?! В качестве надежды на лучшее, главный по прыжкам сказал: «Кто хочет прыгать – завтра к 8-00 как штык быть тут». Народ сразу поник и стух, потому что завтра было воскресенье и никто не хотел с утра вставать из теплой и мягкой постели. Кроме меня, я твердо решил – пойду завтра с утра, мечта есть мечта!

Утром зазвенел будильник в 6-30, я позавтракал, собрался и побежал в аэроклуб. С 7-30 до 8-00 я коротал время, беседуя о жизни со сторожем аэроклуба. К 8-00 подъехали инструкторы, летчики и с полтора десятка человек, которые жаждали прыгнуть )). Нам дали отмашку – идти на поле, на поле мы бежали чуть ли не в припрыжку. Тем временем вперед уехала машина ГАЗ-66 с инструкторами и уже сложенными парашютами. Когда я добежал по полю до точки, где проходит инструктаж и одевают парашюты, увидел, как инструкторы выгружают горы, именно горы парашютов и досконально проверяют все механизмы и приборы на парашютах. Как оказалось, сегодня еще прыгали курсанты из училища связи, мы их вскоре и увидели – они четко выбивали шаг, маршируя по полю правильной колонной. Нас распределили по «заходам». В заходе по 10 человек, я оказался во втором заходе.

Отработка прыжков в учебном классе на подвесной системе

Я с настоящим стропорезом десантника

Мы провожали взглядами счастливчиков из первого захода – вот они выстроились в ряд в полной амуниции, и строем пошли грузиться в самолет типа «кукурузник». И вот они взвились в воздух, сделали несколько кругов, набрали нужную высоту и мы увидели, как стали раскрываться парашюты, напоминающие одуванчики. За три круга вокруг летного поля выбросили всех парашютистов: сначала четыре и потом по три.  Зрелище завораживающее, когда вроде из ниоткуда в небе раскрывается купол. Приземлились все успешно, кроме одного здоровячка килограмм под 110, он немного отбил задницу – неправильно приземлился.  Все остальные восторженно и восхищенно наперебой рассказывали нам свои ощущения взахлеб, а мы только слюнки глотали от их речей )).  

Тут как назло поднялся ветер, о ужас, руководитель полетов дал отмашку, что прыжки приостанавливаются! Я аж от досады упал на колени и распростер руки к небу, ну сколько может мне не везти?! На летном поле сила ветра определяется по простому прибору, напоминающему сачок: мотня развевается в зависимости от силы ветра и когда ветер сильный, «колдун» (так этот прибор называют парашютисты) становится горизонтально. Так вот, колдун стоял горизонтально, ни о каких пряжках не могло быть и речи. Нам предложили переждать погоду.

Тут на поле я увидел знакомого – Вову Козлова, мы с ним учились в институте вместе. Как оказалось, он уже парашютист со стажем – за плечами 74 прыжка, он уже прыгает с спортивным парашютом, ходит в секцию парашютизма. Видя, как я негодую по поводу того, что прыжки откладываются, Вова меня подбодрил: «В парашютизме всё долго, кроме прыжка». Я его расспросил насколько надежен парашют, на котором я прыгаю. Вова меня заверил, что парашют Д5 и Д6 считаются самыми надежными в мире, 100% безотказные парашюты! Успокоившись вроде как, я стал ждать «ветра у моря». Колдун стал падать, пошел шепоток «колдун падает» по рядам. Руководитель прыжков скомандовал – следующим заходом идем не мы, а парашютисты, опять двадцать пять! На колени я уж падать не стал, выдержанно продолжил ожидать «своей участи».

Парашютисты прыгали красиво: кто-то летел, кружась волчком, кто-то зигзагом, но приземлились все точно возле площадки, где стояли мы, вот что значит класс! Пока ветер позволял, инструктор опять проверил на нас, правильно ли надета подвесная система, как укомплектованы основной и запасной парашюты – и мы дружной колонной направились к самолету, который призывно визжал винтом. Я, так как самый тяжелый (87 кг), садился последним, соответственно, прыгать буду первым – так положено по правилам и технике безопасности.

Опытные инструкторы объясняют премудрости "прыжков" 521, 522, 523...!

Взлетаем, начинает сосать где-то под ложечкой, чувства обостряются, все сидят какие-то по особенному собранные, молчаливые, смотрим в рот инструктору, который нам напоминает действия при прыжке. Про себя я почему-то все время повторял: «501, 502, 503». Эти слова нужно произнести после того как прыгнешь, и дергать кольцо. Повторял я их как заговоренный, видимо, боялся забыть. Тут мы набрали нужную высоту, инструктор открыл дверь и выкинул маленький парашютик-стабилизацию, по ней ориентируются пилоты, куда и когда на следующем круге «выбрасывать» парашютистов, т.е. нас.

Посмотрев, как летит стабилизация, инструктор сказал, что я полечу один, буду «пристрелкой», ибо ветер какой-то рваный и непонятный, судя по стабилизации. На какое-то момент я себя почувствовал приманкой, но некогда было поддаваться чувствам. Вот мы стали заходить на новый круг, инструктор открыл дверцу и я встал рядом – смотрел, как внизу проплывает наш город, он был похож на карту – все маленькое, скорее даже мизерное. Вот так, стоя у открытого люка, у меня пролетами мгновенно мысли, я даже сейчас не вспомню, о чем я думал. Но ощущения были незабываемые, я сравнивал, что без парашюта я никогда бы так нахально не стоял у открытого люка самолета и мне очень хотелось, чтобы четко сработал парашют – вот это я точно помню )). Раздается крик инструктора: «Пошел!». Я поставил левую ногу прям на край люка и приготовился прыгать, тут инструктор чуть ли не завизжал: «Пошел быстрааааа!» Я с перепугу сиганул что есть мочи в открытый люк: «521, 522, 523» - успел сосчитать я в слух и дернул кольцо. Тут меня как будто за шкирку кто-то схватил, придержал чуть и отпустил, купол раскрылся, ура, это первая хорошая новость )). Осмотрел купол, вроде все нормально и как положено – выдернул стропичку запасного парашюта (чтобы он не раскрылся при снижении). Огляделся по сторонам, посмотрел с высоты птичьего полета на наш славный загазованный городок, буквально позволил себе 10-15 секунд на просмотр, потому что ветер был сильный – и нужно было, согласно инструкциям,  лететь строго по ветру, т.е. чтобы он дул в спину, поэтому я занимался разворотом, «носом по ветру». Я почему-то думал, что сейчас приземлюсь прям на лагерь, где мы одевали парашюты = так быстро меня несло. Вот земля стала приближаться быстро-быстро, неминуемо быстро; я согнул ноги в коленях (по инструктажу) и приготовился делать кувырок через плечо (чтобы погасить удар о землю). Как только ноги коснулись земли, я левым кульбитом крутанулся, все прошло как по маслу, тут же стал подтягивать нижние стропы парашюта, чтобы «положить» купол на землю, чтобы он меня не тащил, но он меня все-таки дернул на полметра.

Я снял с себя подвесную систему, с облегчением, что прошло всё здорово и без проволочек, вздохнул полной грудью. С собой, когда прыгали, нам давали сумки – для того, чтобы после прыжка сложить парашют, я достал сумку, разложил ее. Вытянул стропы, сложил их «бесконечной петлей», как учили на занятиях инструкторы, сложил парашют, подвесную систему и запаску в сумку, и довольный пошел к «центру полетов». Тут меня ждал Вовка. Пожал руку и хотел посвятить в парашютисты (это они ударяют по заднице запасным парашютом, но какой-то опытный парашютист заметил, что «посвящают» после третьего прыжка, так я и остался непосвященным, но я не расстроился – стимулом будет к новым прыжкам!

Я искренне пожал руки всем инструкторам на поле, поблагодарил за прыжок и побежал домой, к своим «девчонкам»: дочке Настеньке и жене Анютке. Но я еще вернусь! Обязательно вернусь, о, небо, жди! 

 
Дмитрий Хатов (Xatik)